Водители станции скорой помощи Семея возмущены условиями труда. По их словам, после сокращения количества бригад скорой (руководство станции называет это оптимизацией) работы стало больше, а заработная плата осталась прежней. Водители недоумевают, куда отправляются «сэкономленные» с оптимизации бригад средства и требуют решить ряд наболевших вопросов, в числе которых самые главные – низкая зарплата и отсутствие спецодежды. С надеждой найти решение накопившимся проблемам работники скорой неоднократно обращались к общественникам и журналистам. На этот раз площадкой для обсуждения стало заседание общественного совета города. На нем присутствовали и активные члены общественного совета области Майра Абенова и Роллан Машпиев.  

«Сходка сторон» на заседании общественного совета 

На встрече водители скорой рассказали о проблемах организации и отметили, что существующие проблемы сказываются на жизни всего города.  

«В настоящее время в городе курсирует в два раза меньше бригад скорой, чем должно быть. По закону, по городу у нас должны ездить 38 машин скорой помощи, а ходят всего 25 единиц. С этих имеющихся 25 машин еще 5 машин сейчас стоят. Руководство называет их пиковыми, когда идет наплыв вызовов. Работаем в два раза больше, а на зарплате это никак не отражается, никаких доплат. Господин Ли (главврач станции Владимир Ли – прим. авт.) пришел к нам в 2022 году и начал работу с сокращения бригад. Машины стоят, бригады раскиданы. Работаем с 3 дня и до 12 ночи. Потом нам говорят: «Идите домой». А как работники будут добираться до дома им всё равно. Получается также, что за ночную смену нам оплачивают не до конца, потому что отпускают нас раньше времени. Хотя мы хотим отрабатывать до конца, ведь на кону наша заработная плата», – рассказал один из работников скорой Серик Жумагалиев, представившийся также представителем профсоюзной ячейки. 

«Не сокращение, а оптимизация»

Руководитель станции Владимир Ли, между тем, названную профсоюзную ячейку действительной не признает и на вопрос о причинах сокращения бригад у него есть свой ответ.

«Во-первых, данный человек называет себя не свою должность. Профсоюзного комитета у нас в организации нет, он не признан и не будет признан, пока юридически не будет оформлен. То, что он называет себя представителем профсоюзной ячейки – это самозванство», – парировал Ли в ответ на жалобы сотрудника, после чего разъяснил позицию руководства по поводу сокращения бригад. 

К слову, вместо фразы «сокращение» главврач предпочитает использовать термины «оптимизация» или «ротация».

«Почему произошла ротация? Дело в том, что, когда я приступил к работе, кредиторская задолженность организации составляла 360 млн тенге. Основные средства у нас уходят на зарплату сотрудникам, расходы на транспорт, лекарства и комуслуги. Самая большая часть, на которую идут расходы – это заработная плата работников. У нас работает круглосуточный пост. 50 млн тенге – только эти средства уходят в фонд оплаты труда одной бригады. Средства, которые выделяются по приказу минздрава о финансировании скорой помощи – это фиксированная сумма, проводится через «Фонд обязательного медицинского страхования». Мы проанализировали временную нагрузку на каждую бригаду. На один вызов в среднем затрачивается час. Так, нагрузка на одну бригаду составляет 12,1%. Простой – 12 часов. Начали разбираться. На оптимизацию пошли все. С учетом обращаемости. У нас не было выбора, мы ежедневно отслеживаем среднесуточную нагрузку. Сегодня она не превышает 16-ти вызовов. Вместе с тем, у нас идет регионализация по территориальному принципу. Бригады у нас расположены по секторам. У нас также есть договоренности с медорганизациями, чтобы в перерывах между вызовами наши сотрудники могли привести себя в порядок. Любая медорганизация их впустит», – говорит Владимир Ли.

Решить проблемы не позволяет… бюджет?

При этом Ли отмечает, что сотрудники «отчасти правы», но… 

«Я, как главврач, считаю, что водители отчасти правы, но бюджет организации не позволят поступить так, как нужно. Мы написали ориентировочно около 59 писем во все инстанции, в том числе депутатам, потому что скорая помощь не всегда может угадать загруженность и это риск. Мы сравниваем три периода в разные годы: это период ковида, пост-ковида и сейчас. По часам и дням смотрим загруженность. С 24 часов до 7 утра количество вызовов в Семее не превышает 20-ти, а потому в 24 часа мы действительно иногда раньше отпускаем бригады и скоро все они будут так работать. И мы готовы сделать разгрузку в ночное время», – заверил главврач скорой.

«Сколько людей столько и мнений»

Несмотря на недовольство собравшихся сотрудников, Владимир Ли заверяет, что несогласных с политикой руководства станции на самом деле меньшинство, якобы, на заседании собралась лишь малая толика работников, представляющих «оппозицию», остальные же, коих по словам Ли, гораздо больше, никаких претензий не имеют.

«Здесь собралось лишь малое количество сотрудников. Конечно все люди будут говорить по-разному. Но мы проводили опрос путем простого выбора, который показал, что большее количество людей готовы спать дома, чем на работе. У нас в настоящее время работают более 500 сотрудников, из них мы опросили 100 человек. У нас среди сотрудников есть много молодых семей, которые готовы отдыхать полноценно и проводить ночь дома, а не на работе. Если на ночь у нас рассчитано 20 бригад, то каждой по одному вызову в час – это максимум. Статистка этого есть, видна в программе, у нас всё прозрачно, доступ есть с разрешения здравоохранения. Мы контролируем количество бригад. По поводу ротации, ее мы провели в два этапа, на работу это повлияло положительно. Долга по зарплате и  отчислениям на сегодня у нас нет», – говорит Владимир Ли. 

Бригад – меньше, работы – больше, зарплата – прежняя. Почему?

Выслушав главврача скорой, у представителей общественности встал резонный вопрос. Если произошло сокращение бригад, то, по логике, у имеющихся сотрудников должна была вырасти заработная плата, ведь нагрузки стало гораздо больше. Однако этого не произошло. Почему? А главное, из каких расчетов руководство станции защищает бюджет? – задались вопросом общественники. На что главврач скорой поспешил прояснить ситуацию. 

«Защиты бюджета нет. Есть подушевой норматив. Нас никто не спрашивает, сколько денег нужно. Нам выделяет подушевое финансирование. Да, с образованием области, мы получаем больше денег, но если брать бюджет 50 млн на одну бригаду… Нас никто не спрашивает сколько финансирования нам нужно», – ответил Владимир Ли. 

Вместе с тем, работники утверждают, что им недоплачивают за вызовы четвертой категории, на которые обычно выезжают врачи из поликлиник. По словам сотрудников, они не обязаны выезжать на эти вызовы без доплаты. Однако у главврача на это свое мнение.

«Имеется законодательная база, мы работаем в рамках закона. Если категорию не может выполнять поликлиника, то она может отдать этот вызов на соисполнение. Но это не платные услуги, внебюджетные средства. В законе прописано, что звонок, поступающий на пульт 103, является госуслугой и отказ не предусмотрен. Любой звонок должен быть исполнен», – заключил Ли.

Трудовой договор есть. Или нет? 

Сотрудники также сетуют на отсутствие коллективного трудового договора. По словам работников, они предоставили свой вариант договора, однако он все еще находится на стадии обсуждения. Между тем главврач станции отсутствие договора отрицает. 

«Существует инспекция труда, если бы трудового договора не было, я бы здесь не работал. А вариант трудового договора, предоставленный непризнанным профсоюзом, мы обсуждать не собираемся», – заявил Владимир Ли.

Спецодежды нет, но что поделать…

По словам работников, спецодежду им не выдают вот уже на протяжении четырех-пяти лет. Проблему главврач станции признает, но заявляет, что решить ее самостоятельно не может. 

«Сложно сосчитать количество писем, которые я отправлял в различные инспекции с вопросом, из каких средств должна скорая обеспечить сотрудников спецодеждой. Мы в прошлом году начали и продолжаем искать средства, чтобы покрыть содержание бригад и увеличить их количество в сельской местности. Нет статьи расходов из местного бюджета, чтобы финансировать скорую помощь. Нам в прошлом и позапрошлом году было отказано по поводу выделения бюджета. На уровне ВКО и на уровне области Абай. Спецодежду выдали всем лишь один раз – в 2017 году. Ее выдала ВКО за счет оптимизирования 16-ти бригад. Чтобы одеть всех наших сотрудников, а это 1140 человек, из которых фактически работают 896 человек, требуется порядка 200 млн тенге. Такие средства найти невозможно», – говорит главврач.

В суд! За клевету!

Еще один нерешенный вопрос, на который жалуются сотрудники скорой – неправильное начисление оплаты за ночную смену. Однако с таким заявлением главврач станции не согласен и готов опровергнуть заявления работников в суде.

«Я хочу подать в суд на клевету. Было проведено 14 официальных проверок, и этот сотрудник на каждой из них написал, что он не согласен с ответом. А проверки были проведены по всей ВКО, то есть уровень аудита очень высок. Потому это заявление я считаю клеветой», – заявил Ли.  

«В семье сор из избы не выносят»

Главврач станции сравнил коллектив с семьей и призвал не выносить сотрудников «сор из избы». 

«В любой семье, какие бы трудности не были, их стараются решить дома. Хороший семьянин не позволит семье залезть в долги и голодать. К сожалению, есть вынужденная мера. Она сопоставляется с нагрузкой, которая оптимальна. Есть риски, но они могут быть закрыты приказом минздрава. Были неоднократные попытки разъяснения ситуации сотрудникам, но они воспринимают их в штыки, не верят, думают, что я всё делаю в личных, каких-то корыстных целях. Официальные люди также давали разъяснения, но и с ними сотрудники не соглашались. Но это лишь малая часть, я повторюсь. Сегодня озвучено мнение лишь небольшой группы людей, которые составляют менее 1% от всего коллектива», – говорит Владимир Ли.

«Во время вызова водители в машине отдыхают. За что поднимать зарплату?»

Одной из главных проблем сотрудников является несправедливо низкая заработная плана. В среднем за 168 часов работы в месяц водители скорой на руки получают 130 тысяч тенге. Водители требуют повысить зарплату, однако руководство станции навстречу в этом вопросе не идет. Общественники советуют работникам обратиться в защиту труда.    

«Это смешная зарплата за адский труд! Только за ночь эти люди должны получать двойную заработную плату. Сейчас, когда город вновь стал областным центром, стало очень много машин, скорую ждать приходится очень долго. Как оказалось, это из-за нехватки бригад. Думалось, что работают хотя бы 50 машин скорой, а тут оказывается, что всего 20! Как можно охватить весь город таким количеством машин? И заработная плата в 130 тысяч – это очень мало! Также по поводу отсутствия спецодежды… Найти 200 миллионов на это не такая большая проблема, нужно лишь обратиться в соответствующие органы. Нужно решать эту проблему, а не сидеть сложа руки. Советуем вам обратиться в защиту труда», – обратились общественники к водителям.

В свою очередь главврач станции не считает резонным повышать зарплату водителей, ведь, по его словам, нагрузка у них не столь большая, как, например, у водителя автобуса. Как заявляет Владимир Ли, у водителей скорой есть время отдохнуть, пока бригада находится на вызове, соответственно, причины повышать зарплату им, по мнению главврача, нет. 

«Доплата у водителей есть. По поводу маленькой зарплаты, вы посчитайте по часам. Это как и в любой другой организации люди работают, где есть посменная работа. Я сам работал и в стационарах, и в поликлинике, и в госслужбе. Знаю, что такое посменная работа и также находился сутками и ночами у постели больного. За 7 суток зарплата в размере 130 тысяч – это, я считаю, объективно. То, что вы говорите о требованиях, вы напишите, что вы так мне приказываете поднять зарплату, что я обязан это сделать. Пусть минздрав решит. Но подумайте, кто будет выплачивать кредиторскую задолженность в размере 1 миллиарда тенге, и кто будет в этом виноват. Если сравнивать работу водителя автобуса и скорой – это разная работа. Водитель автобуса все время едет, а водитель скорой… Конечно, водитель скорой имеет риски, когда ему за кратчайшее время нужно попасть на адрес вызова, но, когда на вызов уже добрались, приехали, где находится водитель? Он сидит в машине, он не работает. А ждать бригаду с вызова иногда приходится долго. Так у кого больше риска? Например, водитель автобуса всё время отрабатывает за рулем. Так, где справедливость?», – заявил Ли. 

Между тем, по некоторой информации, во время вызова водители скорой в машине не сидят, а носят носилки. Однако, как отмечает главврач станции, этот вопрос решен доплатой из бюджетных средств.

«Такой вопрос был, но он снят после доплаты из бюджетных средств. В целом понятия «за носилки» нет. Тринадцатой зарплаты априори нет. Выше закона никто не перешагнет», – заявил Владимир Ли.

Нужен конструктивный диалог 

Представители общественного совета, тем не менее, выразили уверенность в том, что найти компромисс и решить наболевшие вопросы можно посредством конструктивного диалога. 

«Можно поговорить с финансистами, представителями Фонда медицинского страхования. Разговаривать есть с кем, нужно лишь лоббировать свои вопросы. Мы, общественный совет, вас поддержим. Нам нужно знать, какие шаги мы должны сделать. Мы не хотим загрузить руководство станции проблемой, а вместе решить накопившиеся. Много было сказано со стороны руководства скорой о том, что в случае повышения зарплаты сотрудникам, будет расти дебиторская задолженность. Все это понятно, но мы не собираемся вникать в финансовую составляющую организации, мы хотим лишь, чтобы руководство станции рассказало, какие шаги нам нужно предпринять для того, чтобы решить вопрос», – говорят общественники.

Вместе с тем, представители совета призвали главврача провести общую встречу со всем коллективом скорой, где могли бы высказаться все сотрудники станции.

«Необходимо организовать встречу со всем коллективом скорой, чтобы выслушать остальных. Нам надо понять, где правда. Мы воспринимаем боль и проблемы работников скорой, которые сегодня высказались, но в то же время мы не сомневаемся и в информации руководства станции. Нельзя сидеть без дела, нужно делать поправки в законы, если мы видим, что механизм работает неправильно, нужно добиваться выделения бюджета», – заявили общественники.

«Свой род и семью не подведу» – главврач

Вместе с тем, представители общественного совета заявили о недопустимости угроз в адрес сотрудников.

«Вопросы следует решать не угрозами судебных разбирательств, а конструктивным диалогом. Мы должны решить вопрос, чтобы в коллективе была благоприятная ситуация. Видя, что даже здесь, на заседании общественного совета, от руководителя станции прозвучала угроза обращения в суд, я верю, что в коллективе действительно многие боятся что-то сказать из-за угроз», – подчеркнул член областного общественного совета Роллан Машпиев, обращаясь к главврачу станции. 

В свою очередь, Владимир Ли заявил о готовности защищать свою честь юридически.

«Я не с улицы пришел, в медицине я работаю 26 лет. Родился, вырос и работаю здесь. Соответственно, я хочу, чтобы в городе было безопасно. Но в соцсетях некоторые моменты воспринимают по-разному и люди часто переходят на личности. Я готов защищаться юридически. Я зарабатывал авторитет не для того, чтобы меня оклеветали, я не позволю это сделать. Свой род и семью не подведу, потому что знаю, что делаю», – говорит Владимир Ли.

Руководитель станции также отметил бездейственность властей и общественников в вопросах решения проблем станции.

«Вы говорите о необходимости решить проблемы пошагово, но я это слышу регулярно и от городского акимата и от областного. Если вы хотите понять это, вам нужно проанализировать, куда я обращался и на каком этапе мне отказали. По поводу того, что можно выделить 200 млн на спецодежду… К сожалению нет такой статьи, чтобы на это нам выделили финансирование. Не так давно область была готова нам выделить средства на спецодежду, мы все сделали, собрали все документы, но нам сказали, что нет такой статьи, и они не могут сделать это физически», – заявил Ли.

«За область беспокоюсь…»

Главврач также сообщил о беспокойстве за репутацию области. 

«Впереди много важных мероприятий. Аким области говорит о необходимости строительства новой подстанции. Также в ближайшее время мы должны получить от «Samruk-Kazyna Trust» пять машин скорой. Еще мы принимаем спартакиаду очень скоро. Подумайте, как мы будем выглядеть? Когда вы придете на встречу с коллективом, вы поймете, что недовольных будут всего лишь единицы. Основной же костяк коллектива согласен с политикой руководства», – заключил Владимир Ли.

Тем не менее, общественники все же не отказываются от намерения провести общую встречу с остальным коллективом скорой, дабы расставить все точки над «и» в многолетних проблемах коллектива.

Наргиза Омарканова

 9,625 всего,  3 

от Askar

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *