(Начало повествования о событиях в Семипалатинске в  начале прошлого века  читайте в публикациях  от 01.02 и 16.03 2022 г. на нашем сайте)

Семей.07.04.”Semeyainasy” – «20 ноября около трех часов дня ко мне приехал начальник гарнизона – полковник Трилицкий с поручиком Балкашиным и заявили, что войска отказались от действия оружием и передали мне копию с телеграммы с донесением об этом командующему войсками. Ввиду создавшегося и определившегося положения, я почел нужным собрать совещание должностных лиц разных ведомств и представителей города. В числе присутствующих были: прокурор Семипалатинского окружного суда И. Н. Кривицкий, председатель окружного суда Ж. К. Станкевич, Семипалатинский уездный воинский начальник полковник Трилицкий, командир 712 пешей Томской дружины князь Гантимуров, Семипалатинский голова Плещеев, помощник начальника Омского жандармского управления подполковник Бакуринский, Семипалатинский полицмейстер Покровский, начальник Семипалатинского сыскного отделения С. И. Клещев и многие более крупные представители местного купечества.

   Князь Гантимуров-Тунгусский Николай Петрович (1868-1943гг.), родился в Забайкальской области. Окончил Сибирский кадетский корпус в Омске в 1887 году. Зауряд-полковник, командир 712 пешей Томской дружины государственного ополчения (1915 г.). Скончался в эмиграции в Харбине (Китай).

На этом совещании полковник князь Гантимуров и уездный воинский начальник полковник Трилицкий заявили, что нижние чины отказываются действовать оружием и не исполняли приказания князя Гантимурова стрелять в толпу. По просьбе представителей города, я согласился образовать обывательский отряд, рекомендовав подчинить его Семипалатинскому полицмейстеру Покровскому и помощнику начальника Омского жандармского управления подполковнику Бакуринскому, просил начальника гарнизона удалить с места беспорядков нижних чинов. После удаления нижних чинов дружины, 30 человек городовых, посаженных на лошадей, с 19 конными казаками из льготных отправились на место начавших уже стихать беспорядков и путем лишь непрерывных разъездов достигли того, что толпа рассеялась».

                            

 

Растерявшаяся администрация города вначале было за помощью обратилась в городскую пожарную команду, решив «покропить взбунтовавшихся» студеною водой, но брандмейстер выехать на место категорически отказался, ввиду полученного будто бы предупреждения, что если команда выедет, то будет избита… Брандмейстер предпочел быть  не избитым и всецело положился на войска. Но и от войск не получила поддержки Семипалатинская администрация. Местные военные части оказались на стороне придавленных нуждой и голодом угнетенных масс.

Единственно, на что решила положиться губернская власть – это на офицерский состав. Трещали звонки телефонов, и всего через несколько  минут к  месту  «бунтов» прибыли «надежные» роты. Но вот что про эти роты пишет командир ополченского корпуса: «Были вызваны роты для содействия гражданским властям, но офицеры вышли без револьверов, а кто и при револьверах, то без патронов к ним». Не найдя поддержки ни в пожарной команде, ни в местных военных частях, губернатор решил путем угроз воздействовать на «взбунтовавшуюся толпу». Через несколько часов весь Семипалатинск был увешан цветными объявлениями:  «19 сего ноября в Семипалатинске большой толпою были произведены крупные беспорядки, с разграблением нескольких магазинов и оказанием полного противодействия властям. Считаю долгом присовокупить, что такие тяжкие незаконные поступки караются по законам военного времени и влекут наказание до смертной казни включительно.

В отвращение печальных последствий рекомендую всем увлекшимся столь предосудительными действиями немедленно прекратить беспорядки, а расхищенные или найденные предметы представить в полицейское управление.

И. Д. Семипалатинского губернатора вице-губернатор Г. Савримович. 19 ноября 1916 г.»

Не дожидаясь, какую силу на толпу окажут объявления, Семипалатинский губернатор одновременно издает обязательное постановление для населения города Семипалатинска:

  • Воспрещается публике приближаться к местам беспорядков.
  • Воспрещается публике собираться группами на улицах города более трех человек.
  • Ломовые и легковые извозчики не имеют права приближаться к местам беспорядков на расстоянии ближе полуверсты.
  • Вечером после восьми часов никто на улицу выходить не имеет права, за исключением лиц, состоящих на военной, государственной службе, которым ходить по улицам по делам службы не воспрещается и после означенного срока.
  • Кинематографы и собрания после восьми часов вечера должны быть закрыты.

Виновные в нарушении настоящего обязательного постановления будут мною подвергаться тюремному заключению или арестам до трех месяцев или денежному штрафу до трех тысяч рублей. Настоящее обязательное постановление вступает в силу немедленно, по его распубликовании по городу.

И. Д. Семипалатинского губернатора, вице-губернатор Г. Савримович. 20 ноября 1916 г.»

Георгий Александрович Савримович в частном письме от 5. 12.1916 года жаловался действительному статскому советнику В. Г. Кондоиди в столицу: «19 ноября утром начался в городе погром при совершенно необычной обстановке. Главный трагизм заключался в том, что войска отказались от содействия. После 2 дней беспрепятственного погрома пришлось просить об уводе войск и перейти к самоохране при посредничестве самих обывателей».

* * *

Весть о  событиях в Семипалатинске быстро облетела всю Семипалатинскую губернию. В уездных городах и селах в свою очередь события назревали. Семипалатинский губернатор доносит в департамент полиции:

«Сообщаю в департамент полиции, что 25 ноября с. г. мною получена телеграмма из станицы Долонской следующего содержания: «вчера разгромили лавку, товар растащили тысяч на десять, грозят убийством, поджогом… Не откажите содействием. Старков». Семипалатинский уездный начальник донес мне о беспорядках, бывших в селениях Мало и Больше-Владимирском Александровской волости и селе Сосновском Сосновской волости. Для принятия мер к прекращению беспорядков в Долони, мною было телеграфировано атаману 3 военного отдела Сибирского казачьего войска.

Кроме того, 25 же ноября Устькаменогорский уездный начальник телеграфировал  мне о беспорядках, происшедших в 4 часа дня в селении Георгиевском, где толпа солдаток в числе шестидесяти человек разгромила лавки Крыгиной и Трегубова, но здесь товара не грабила».

И в заключение я хочу процитировать еще один любопытный эпизод, связанный с упоминавшимся выше действующим лицом описанных событий. Он произошел в том же 1916 году, то есть во время первой мировой войны и позволяет представить обстановку, царившую тогда в нашем городе. «В марте 1916 года в Семипалатинске жандармский подполковник Бакуринский установил наблюдение за управляющим отделением Русско-Азиатского банка А. Б. Шостаковичем, квартиру которого часто посещали пленные немецкие офицеры Ресинг и Пиглиц. В июне 16 года режим содержания военнопленных в Семипалатинске был ужесточен и посещения квартиры Шостаковича прекратились, хотя сам хозяин по-прежнему оставался под надзором». (Из истории российской военной разведки)

 

Любовь Бароховская

 1,293 всего,  54 

от Redaktor

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *